Время и человек
 
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Страницы жизни и вехи истории К 75-летию Анатолия Гордиенко

В одной из бесед, помнится, Анатолий Алексеевич как-то сказал о себе: <Мне не просто везло на встречи с интересными людьми, многие их них были знаковыми фигурами XX века. Об этих встречах и беседах с ними в моих записных книжках, этих своеобразных копилках памяти, осталось немало такого, чем я хочу поделиться в своей будущей книге>.
    От себя добавлю, что сама работа писателя строилась на встречах с людьми неординарными, носителями ярких страниц своего времени, живыми свидетелями легендарных событий. Более 40 лет он проработал на Карельском телевидении и 10 из них был ведущим популярной программы <Наша военная молодость>. Многие телезрители старшего поколения до сих пор с благодарным чувством вспоминают эти яркие по форме и насыщенные по содержанию передачи.
    Особую неповторимость им придавала душевная доверительность разговора самого ведущего, его подкупающая искренность, при которой каждый из собеседников - от бывшего рядового солдата до действовавшего генерала - невольно раскрывал тайники души. Остается выразить досаду, что эта программа, как и некоторые другие, в том числе литературная, были в последние годы свернуты.
    Работа эта для Анатолия Гордиенко была душевным призванием, служением высокому общественному долгу. Это обилие материала и трепетное отношение к слову хорошо подготовили его к зрелой писательской деятельности, которую он успешно сочетал с телевизионной. Если бы мне довелось писать очерк на тему <Писатель на телевидении>, я без раздумий остановился бы на опыте Анатолия Алексеевича.
    Тема армии, войны, мужества и воинского долга, армейского братства в его творчестве стала сквозной. Одна из первых его повестей о парне Николае Ригачине из Заонежья, Герое Советского Союза, в середине 60-х годов была опубликована в журнале <Север> и вскоре вышла отдельной книгой в издательстве <Карелия>. Читатель это произведение принял тепло. Автору удалось собрать обширный материал из жизни своего героя и с чувством большой достоверности проследить истоки его героического поступка. Затем стали появляться другие произведения, одни названия которых говорят об их направленности и тематическом пристрастии: <Всем смертям назло> (1969), <Первый комендант> (1982), <Детство в солдатской шинели> (1985), <На пути к рассвету> (1990), <Герои не умирают> (2001) и другие.
    Тематическое пристрастие во многом определяет его собственное военное детство. В 12 лет Толя стал юным бойцом одного из партизанских отрядов на Украине. В нем он оказался вместе с матерью.
    Выполнял поручения командира и главные первые уроки мужества постигал в походах и у костров на привалах среди старших боевых товарищей...
    Уже первые произведения закрепили за Анатолием Гордиенко репутацию писателя, умеющего мыслить масштабно и творчески. Только умелое сочетание документальной основы и художественного воплощения может привести к успеху. Таким талантом он обладает. Это стало ясно для многих читателей после выхода однотомника повестей <Герои не умирают>. В него вошли ранее написанные произведения, что способствовало новому их прочтению как в прямом, так и в переносном смысле. Во-первых, вырос новый читатель и для него события военных лет и подвиги героев были увидены иными глазами, а во-вторых, даже тех, кто эти произведения перечитывал, минувшее заставило по-новому осмыслить памятно-героические страницы военных лет, ибо, как сказал поэт, <большое видится на расстоянии>.
    Герои произведений Анатолия Гордиенко были людьми еще очень молодыми. Предвоенное тревожное время, пора военных лихолетий способствовали быстрому возмужанию их характеров и формированию душевной целостности и жертвенности во имя Родины и Победы.
    Именами четырех героев повестей писателя (они же Герои Советского Союза) названы улицы Петрозаводска: Марии Мелентьевой, Анны Лисицыной, Николая Ригачина, Алексея Афанасьева. Автор данного очерка имеет удовольствие жить на одной из них - имени Марии Мелентьевой - и из окна квартиры девятиэтажного дома любоваться на ее бронзовый бюст, к установке которого были приложены и его усилия. А в соседнем квартале - улица Анны Лисицыной. Девушки-героини навечно вместе.
    О скромном пареньке из Заонежья Николае Ригачине до появления повести Анатолия Гордиенко <Минута жизни> мало кто знал. Да, петрозаводчане привыкли к тому, что в городе есть улица имени героя. Этим и исчерпывалась о нем информация, по крайней мере для большинства.
    <Минута жизни>, в которую уместился подвиг героя, с первых же страниц читается с неослабевающим интересом. Сюжет выстроен таким образом, что внешне малопримечательная жизнь сельского паренька и рядового воина со страниц повести вдруг стала проявляться достоверной значимостью фактов и событий. Автору удалось высветить живые черты характера своего героя, психологию поступков, а следовательно, понять и показать природу самого подвига. Перед читателем вырисовывается не бронзовый солдат-монумент с мужественно-суровым лицом, а живой человек со всеми его слабостями, достоинствами и житейскими неурядицами. Повесть нашла живой отклик и среди земляков Николая Ригачина, и среди его однополчан. Так, командир полка, в котором служил и воевал Николай, Владимир Еремин, писал автору: <От всей души поздравляю вас с замечательной повестью... Я связался со своими однополчанами, написал им о <Минуте жизни>, и все они шлют вам свою благодарность>.
    Я заново перечитываю произведения Анатолия Гордиенко и невольно испытываю желание поделиться тем или иным эпизодом. Но ловлю себя на мысли, что так легко можно перейти на пересказ содержания. Нет уж, это удовольствие предоставлю читателям.
    Более подробно я решил остановиться на одной повести из книги <Герои не умирают> потому, что в ней наиболее ясно проявились достоинства, присущие и другим произведениям. Это умение выстраивать сюжет, не снижая напряженности действия, отбирать необходимые факты, строить диалог и добиваться индивидуализации образа. Стиль и язык произведений лишен всевозможных вычурностей, и внешняя простота их является достоинством.
    Отдавая дань литературной и общественной значимости этой книги, следует, однако, признать, что наибольший успех выпал на новое произведение Анатолия Гордиенко, его роман-хронику <Гибель дивизии>, вышедший в издательстве <ПетроПресс> в 2004 году. Произведение тоже создано на документальной основе и повествует о финской войне, суровой зиме 1939 - 1940 годов. В нем достоверно и беспристрастно день за днем прослеживается история гибели 18-й Краснознаменной стрелковой дивизии под Питкярантой <на той войне незнаменитой>, как сказал ее участник - поэт Александр Твардовский.
    Многим нашим командирам и политработникам эта война представлялась если не легкой прогулкой, то победоносным шествием. Более того, на митинге перед отправкой на фронт (заметим, что дивизия укомплектовывалась в Петрозаводске) тогдашний руководитель нашей республики Геннадий Куприянов с упоением в голосе заверял бойцов, что простые люди в Финляндии будут их встречать цветами и хлебом-солью.
    Автору романа удалось собрать огромный материал и умело им распорядиться. События и поступки героев произведения выверены строго в соответствии с реалиями окопного быта, когда даже металл не всегда выдерживал лютую силу жесточайших морозов. Несомненно, что многие картины автор дорисовывает своим воображением, но они достоверно и органично входят в ткань повествования. Действующих лиц в романе немало, и многие из них - будь то рядовой боец или командир старшего звена - показаны с особенностями характеров, слабостей или сильных сторон. В тех запредельно невыносимых условиях (лютый холод, голод, незнание общей обстановки) раскрывались истинные моральные и душевные качества человека в условиях полного окружения дивизии. Роман в основе построен на дневнике журналиста Николая Климова, который добросовестно и порой смело для того времени фиксирует события, осмысливает обстановку и настроение людей. Но это литературный прием и автор успешно владеет им.
    С чувством симпатии относишься к журналисту, который закоченевшими пальцами берет карандаш и делает в своей тетради очередную запись, когда над страницей клубится морозный пар от его дыхания. Николай Климов лишь отчасти вымышленный персонаж, хотя в действительности, возможно, такого подробного дневника и не существовало. У него был реальный прототип, журналист-<правдист> Николай Клименко, после которого, как мне стало известно, осталось несколько отрывочных записей... Но это не помешало писателю сделать его фигуру движущей пружиной сюжета.
    Почему же произошла эта трагедия в тогдашних финских лесах? Из окруженной дивизии и танковой бригады вышло всего 1237 человек, а погибло около 15 тысяч... После начала нашего наступления тылы отстали. Финны заминировали дороги на путях движения наших войск, а у наших минеров не было даже элементарных миноискателей. Когда появились первые раненые, выяснилось, что не хватает не только лекарств, но и перевязочных материалов, мало-мальски оборудованных передвижных медпунктов. Не все красноармейцы были хорошо обучены.
    Но несмотря на трудности военного быта они уверенно вступали в бой с верой в скорую победу <над зарвавшимися белофинскими аван-тюристами>. Воевали стойко, не щадя здоровья и жизни в холодных снегах южного и северного Леметти. Вот командир пулеметного расчета Михаил Варухин (кстати сказать, отец моего однополчанина Алексея Варухина, известного в республике архитектора и художника) проявляет в бою смелость и смекалку. Будучи раненным и обмороженным, попадает в госпиталь. Ему еще повезло. Для него война и страдания закончились. Правда, ненадолго. На другой, уже знаменитой Отечественной войне, он в самом ее начале гибнет, о чем родные узнают лишь после освобождения Петрозаводска в июне 1944 года. Среди персонажей книги запоминаются три брата Грязновы, составившие слаженный танковый экипаж. Импонирует читателю и фигура умного интеллигентного главврача Воскресенского, у которого в запасе всегда находилось не только целительное слово, но и на крайний случай нужное лекарство и даже 100 граммов драгоценного спирта.
    Были в дивизии толковые командиры и политработники, понимавшие обстановку и заботившиеся о солдате. Они личным примером и выдержкой в экстремальных условиях вдохновляли бойцов. Таким был и начальник политотдела дивизии Алексей Разумов, и совсем юный лейтенант Дима Погорелов, бросивший свой командирский ремень в котел, чтобы хоть этой похлебкой поддержать дух своих подчиненных. Многие командиры осознавали глубину трагедии, но ничего не могли изменить в ее неотвратимом развитии, потому что уже первоначальными действиями вышестоящего командования дивизия была обречена. Высказать сомнение в успехе победы значило бы попасть на заметку начальника особого отдела дивизии Московского, профессией которого было подозревать всех и никому не верить на слово.
    Дивизия могла бы выйти из тяжелых боев с меньшими потерями. Лишь когда наступил критический момент - кончились боеприпасы и продовольствие, лекарства, а смертность достигла ужасающих размеров, командование дивизии получило разрешение на прорыв...
    Главное достоинство романа в том, что автору удалось показать, как, находясь на грани выживания в условиях полной безысходности, люди не теряли человеческого достоинства и до конца стремились исполнить свой воинский долг.
    За это произведение Анатолий Гордиенко в 2006 году был удостоен Государственной премии Республики Карелия.
    Он из поколения шестидесятников. Но не только по возрастному признаку, а, скорее, по стремлению к постижению истины и осмыслению жизненной правды. Сегодня Анатолий Алексеевич ждет выхода своей новой книги повестей и мемуарных очерков, которую назвал <Давно и недавно>. В его биографии немало было встреч с людьми, ставшими знаковыми фигурами XX века. Это, к примеру, писатели Л. Леонов и К. Симонов, знаменитый диктор военных лет Ю. Левитан, руководитель балетной школы Айседоры Дункан в Москве И. Шнейдер, американский художник Рокуэл Кент, Г. Куприянов, руководивший Карелией в предвоенные и послевоенные годы, и другие известные люди.
    Писатель продолжает работу над новыми произведениями и свой юбилей встречает за письменным столом.

Иван КОСТИН



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003