Семейный ковчег
Мнение
Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья

Что читают наши дети?

2 апреля читающая публика во всем мире отмечала Международный день детской книги. Праздник этот установлен в 1967 году и приурочен ко дню рождения великого сказочника Ганса Христиана Андерсена.
    Говорят, Андерсен был не слишком счастливым человеком. Сын сапожника и прачки, читать и писать он научился только к 10 годам. Мечтал о театре, приехав в Копенгаген, изучал литературу и искусство танца. Но один из столичных актеров разочаровал Андерсена, заявив, что на сцене ему делать нечего. Дальше (и почти всю жизнь) было полуголодное существование в бедности, недовольные отзывы критиков, не понимавших, кому предназначены его странные и грустные сказки - взрослым или детям. О том, что их читают во всем мире, Андерсен узнал из английской газеты за два месяца до своей смерти.
    Сегодня имя Ганса Христиана Андерсена стало символом детской литературы. Литературы настоящей, которая учит ребенка размышлять, сопереживать, чувствовать трагическую красоту мира, выраженную в полных поэзии и очарования образах. К сожалению, сейчас такие книги не слишком востребованны. На полках магазинов другие имена и другие сказки.
    <Лигул умеет мстить за неудачи: Арей отстранен от управления русским отделом мрака и находится в бегах. У него сейчас один шанс уцелеть: отыскать карту Хаоса, похищенную из канцелярии Тартара. Если у мечника появится перед мраком хотя бы маленькая заслуга, Лигулу непросто будет его уничтожить. Но это не единственная проблема Арея. Оказывается, жива его дочь, и какую сторону она выберет - мрак или свет, - никому не известно:> Это выдержка из аннотации к новому роману одного из самых популярных среди современных подростков автора. Она больше похожа на описание компьютерной игры, и это неудивительно: многие детские произведения в жанре приключений, детектива, фантастики или фэнтези сегодня строятся по принципу виртуальных квестов и стрелялок. Максимум действия, минимум рефлексии, побольше юмора. В общем, развлекаловка.
    Вообще-то, не хотелось бы впадать в морализаторство: в развлекательной литературе как таковой нет ничего плохого, тем более если она относительно качественная. Но плохо, когда кроме нее ребенок больше ничего не читает. Когда знакомство с действительно прекрасными авторами, классиками детской литературы, превращается в пытку под названием <обязательная школьная программа>. Прошу прощения за не слишком уместное в разговоре о культуре гастрономическое сравнение, но ведь ни один родитель в здравом уме не позволит своему чаду питаться исключительно конфетами и мороженым. Обилие сладкого портит зубы и желудок, а засилье легкого чтива - душу и мозг, делая их неспособными к мало-мальски серьезному духовному или интеллектуальному усилию.
    Беда подобной литературы еще и в том, что она не дает ребенку модели поведения во взрослой жизни, опыта, пусть пока умозрительного, разрешения сложных нравственных проблем. Все просто и схематично: зло - вот оно, в виде какого-нибудь очередного Волдеморта, с добром тоже все понятно - <наши победят>, стоит только отыскать волшебный артефакт. Вместо нравственного выбора все та же игра. Авторы этих романов частенько ссылаются на фольклорные традиции: мол, возьмите русские народные сказки, с одной стороны Илья Муромец, с другой - Соловей-разбойник. Да, но в пору моего детства на книгах было принято указывать, для какого возраста они предназначены - младшего школьного, среднего, старшего. Сказки о трех богатырях я и мои сверстники любили в детском саду, а потом по мере взросления в нашу жизнь приходили книги Кассиля, Катаева, Алексина или Дюма, Жюля Верна, Стивенсона, если уж брать приключенческий жанр. Сегодня же я знаю случаи, когда <Гарри Поттером> на полном серьезе зачитываются даже не старшеклассники - студенты! Что это, как не духовный инфантилизм?
    Еще одна бросающаяся в глаза особенность современного книжного рынка: малые и средние формы, рассказы и повести сегодня не в чести. Издательства вынуждают писателей гнать бесконечные сериалы. С точки зрения прибыльности бизнеса это вполне оправданно: читатель <подсаживается> на длинные саги и обязательно покупает очередной том, чтобы узнать, что стало с полюбившимися героями, и тем самым запирает себя в кухонном однообразном мирке сериальных персонажей, отказываясь от мира большого, от мира большой литературы. Между тем, как писал гениальный филолог Юрий Лотман, настоящее искусство (и литература, разумеется, едва ли не в первую очередь) <дает прохождение непройденных дорог>. Это, по его словам, <возможность пережить непережитое>. И мы переживаем его с каждым новым литературным сюжетом, героем, новым образом. Они оживают в нашем воображении и меняют нас, обогащают бесценным опытом, который иначе мы никогда не получим. Грустно, а иногда и страшно думать, что для многих современных тинейджеров, не воспринимающих ничего кроме боевиков, детективов или японских комиксов, эти тысячи дорог так и останутся непройденными.
    Все вышесказанное вполне применимо ко взрослой литературе, и это вполне закономерно: вкус к истинной культуре воспитывается с детства. Или не воспитывается, и в таком случае люди искренне относят себя к <самой читающей нации>, несмотря на то что покупают только дешевое любовное <мыло> и триллеры в ярких обложках.
    Вот на такие невеселые мысли навел Международный день детской книги.

Алина СЕРГЕЕВА



Предыдущая статья Предыдущая статья Содержание номера Следующая статья Следующая статья
© Редакция газеты "Карелия", 1998-2003