КАРЕЛИЯ N 7 (2022) за 26 января 2010 года

Актуально


Драма с открытым финалом?

Судьба театра драмы вновь вызвала общественные страсти

Посвященная этому вопросу встреча с прессой в Доме актера с участием министра культуры, директора Музыкального театра, председателя отделения СТД , актеров, работников, ветеранов театра и зрителей состоялась 15 января и пресс-конференцию напоминала мало: участники не столько отвечали на наши вопросы, сколько делали заявления и дискутировали в острой полемической форме.

Инициировали собрание следующие известные события. На днях пожарные закрыли в гостиничном комплексе <Маски> малую сцену, где в период ремонта основного здания работала объединенная труппа Музыкального театра, а министр культуры РК Галина Брун заявила в телеинтервью, что драматические актеры в составе 13 человек подлежат вынужденному по ряду причин сокращению (договоры с артистами не продлеваются, но заработная плата будет выплачиваться по май). При этом министр подчеркнула, что протесты по этому поводу будут бесполезны.

Протесты, разумеется, последовали. Маленький коллектив драмы, работавший в стесненных условиях <Масок> в ожидании возвращения на большую сцену, во главе с режиссером Снежаной Савельевой поднялся на борьбу. Инициативная группа приступила к сбору подписей в защиту, апеллировала к СМИ и общественности.

В начале встречи, организованной в Доме актера, коллектив распространил заявление для прессы, в котором, в частности, говорится: <Три сезона, три года на малой сцене... так Русский театр драмы встретил и пережил свое столетие... Эти годы не стали годами творческого простоя... Было поставлено 19 спектаклей, в том числе 9 для детей и 5 совместно с актерами Музыкального театра... Из 10 спектаклей ушел из репертуара только один... Три - участники российских и международных фестивалей... Труппа до последнего репетировала... Она готова играть любимые публикой спектакли так же, как публика готова их смотреть. Никаких творческих причин для закрытия нет. Причина закрытия постоянной площадки, на которой играла труппа, одна - отсутствие второго аварийного выхода из зала. Но только что Правительством Карелии выделено 16 миллионов рублей на обеспечение пожарной безопасности. Сколько из них нужно, чтобы прорубить одну дверь?>

На встрече, которую вел председатель КРО <Всеросийское театральное общество> Алексей Пресняков, по одну сторону конфликта оказались министр Галина Брун и директор Музыкального театра Елена Ларионова, по другую - группа актеров драмы во главе с режиссером Снежаной Савельевой, а также сочувствующие им деятели искусства и театральные работники, представители зрителей. Столкнулись две правды...

Почему сокращают успешно работавших актеров? В своем заявлении министр культуры сообщила: в республике на 700 тысяч жителей 1197 зрительских мест при норме 550, а при норме на эту численность населения в 2,24 театра у нас работают четыре. Жить приходится по средствам, идет ли речь о креслах в театре или о койко-местах в больнице. Кризис резко сократил бюджетные возможности и зарплат, и постановок. При этом театрам грех жаловаться - за последние 10 лет на них отпущено 2,5 миллиарда рублей, а это треть всех расходов учреждений культуры. Реконструированы - Национальный, театр Кукол и Музыкальный. - Где взять необходимые труппе 10 миллионов в год, скажите? У библиотек? Я также в правительстве защищаю бюджет министерства. И меня тоже спрашивают: <Что мы для вас должны урезать?>

Министерство предполагает создать в будущем один театр драмы на русском языке в столь же достойных условиях, в которых уже работают наши обновленные театры (кстати, министр огласила следующую новость: помещение театра <Творческая мастерская>, так же как и <Маски>, мало приспособленного для своего назначения, ожидает судебное решение о закрытии по требованию пожарной инспекции, за что Галине Брун уже объявлен выговор). Есть планы строительства театра на территории, примыкающей к филармонии.

Может ли все-таки драма работать в обновленном Музыкальном театре? Директор Елена Ларионова считает, что нынешний состав труппы и имеющиеся площади этого категорически не позволяют. Члены <группы 13> и их сторонники в свою очередь заявили: и нормативы по другим документам все позволяют, и обещанное в свое время высокими начальниками возвращение на большую сцену вполне возможно, а ликвидации театра русской драмы, наследником которого является труппа, история не простит.

Обозначив позиции, стороны разошлись непримиренными, чтобы 20 января продолжить столь же драматическую дискуссию в Минкульте на открытом заседании совета по культуре при Главе Республики. Тема заседания была заявлена <О развитии театрального дела в Республике Карелия>, но одновременно обсуждался тот же ребром поставленный вопрос: <Можно ли все-таки сохранить группу драматических актеров Музыкального театра?>

Надо признать, что после вступительного слова Галины Брун, изложившей позицию министерства, в ходе нелегкого обсуждения общее мнение совета, включавшего депутатов ЗС РК, руководителей театров, творческих союзов и учреждений культуры, известных актеров, композиторов, художников, писателей, оказалось отнюдь не на позиции сокращаемых <протестантов>, о чем свидетельствуют выдержки из выступлений.

Наталья Вавилова, директор Музея изобразительных искусств: <...17 лет назад мы тоже все были озабочены, как нам выстроить программу развития театров. Было много жалоб - двум театрам на одной сцене неудобно. Пригласили экспертов из Москвы, и первое, что они посоветовали: разделить их. Тогда не все это восприняли, мы жили в другой стране... Нужно признать: нынешняя ситуация вызвана прежними ошибочными решениями. На 13 человек труппы драмы потребуется, как минимум, 10 миллионов в год. Но у Музея изобразительных искусств, где работают 66 сотрудников, только 8,5 миллиона... Нам сейчас необходимо разделить два вопроса: о театре драмы, который должен быть, и о тех людях, которые остались...>.

Вера Нилова, профессор консерватории: <Театр драмы как никогда нужен. Но мы живем в дотационной республике. Лично я хочу сидеть в комфортном зале, но на это нужны средства. Слава богу, что республика этим занимается. Людям, которые стоят по обе стороны, хочу сказать, что власть будет принимать только те решения, за которые она отвечает. И не может быть решений, безболезненных для всех...>.

Галина Разбивная, заместитель Председателя ЗС РК: < Театр - это как живой организм, и все, что касается вопросов его оптимизации, болезненно воспринимается. Вопрос решается не только в этом кабинете, общественность гудит... Я с большой тревогой думаю о людях, которые оказались за бортом. Я понимаю Снежану Савельеву, она творческий человек. Мне бы очень хотелось, чтобы мы без ажиотажа и провокаций, адресно, внимательно и мирно решили судьбы людей... Я говорю, может быть, как дилетант, но смогут ли, скажем, объединиться две труппы в Национальном театре?>

Людмила Васильева, директор Театра кукол: <Я с 1999 по 2003 год была руководителем Музыкального театра и Русского театра драмы и какие бы легенды сейчас ни слышала о том, как хорошо два театра уживались и выполняли планы... труппы росли, а творческие лидеры не могли работать в этом <кентавре>, уезжали. Театры развели и правильно сделали. Если механически их соединить - не будет ни того, ни другого...>

Виктор Васильев, президент ПетрГУ: <Нельзя ли объединить <Творческую мастерскую> с драматической труппой Музыкального театра?>

Снежана Савельева, главный режиссер драматической труппы Музыкального театра: <Объединить труппы очень сложно - они по направлению разные. Начнется война. Две труппы в одном здании - это еще хуже. Куда бы ни приткнули эти 13 человек, они везде будут иждивенцами. Но почему основой для создаваемого театра не могут быть эти 13 актеров? Тут намекали на нашу несостоятельность: мол, что они поставили? А кто-нибудь из членов совета был на наших спектаклях? На последние премьерные постановки ушли огромные средства, которые не окупятся никогда. Мы же в <Масках> за какие-то 70 тысяч сделали спектакль и <отбили> деньги многократно. Говорят, нет у нас лидера. Извините, сама себе буду адвокатом. Почему не может быть лидером Савельева, которая этих актеров удерживала три года в <Масках>?>

Александр Побережный-Береговский, директор молодежного театра <Творческая мастерская>: <Те, кто строит театр и в нем работает, сталкиваются с другими проблемами, вам не видными. Единственное, что можно обсуждать, так это вопрос о создании базы театра драмы на русском языке, самого у нас востребованного. Но можно ли его создавать по принципу <как бы кого не обидеть>. Я сегодня не могу найти деньги на зарплату своим актерам и вынужден сам крутиться за нескольких сокращенных сотрудников...>

Елена Ларионова, директор Музыкального театра: <Раньше и теперь - это разные театры. Сейчас у нас два полноценных творческих коллектива, и если туда придет еще один, который будет требовать своего развития... Мы слышим: афиша не заполнена, сцена простаивает... Газета выходит раз в неделю, но ведь в остальное время редакция не пустует! Последние три месяца театр работает без выходных. Правильнее будет не смотреть на неделю вперед, а разрешить ситуацию так, чтобы и через 10 лет было чем гордиться...>

Марина Галаничева, директор стоматологической фирмы <Практика>, представитель зрительской общественности: <13 актеров труппы, сохранившейся в тяжелое время, надеялись, что именно они станут продолжателями сильного направления статусного Государственного Русского театра драмы. Труппа имеет право на существование, нравится это вам или нет. Мы собрали 3300 подписей в ее поддержку. Надеюсь, это что-то будет значить для принятия решения...>

Сергей Терентьев, артдиректор медиа-центра : <Собирали подписи <за русскую драму>. Я полемизировал с этими людьми. Вообще я за, но к чему вы призываете? Общественное мнение формулируется здесь не любовью к конкретной труппе. У нашей интеллигенции всегда недоверие к власти:  что бы ни сказала, не верят. Вопрос нужно было решать еще 20 лет назад. Но сейчас так просто ничего не будет: всем раздали и все счастливы...>

Сергей Пронин, директор Национального театра РК: <Ни <Творческая мастерская> не готова объединить русских актеров у себя, ни труппа Музыкального театра не желает отказываться от работы. Так и давайте обсуждать эту проблему! Вопрос о том, нужен ли драматический театр, не обсуждается...>

Елена Ворошило, председатель комитета по образованию, культуре и делам молодежи ЗС РК: <С 2002 по 2005 год через наш комитет прошло несколько разбирательств той и другой труппы, объединенной дирекции Музыкального и Русского драматического театров. Это было очень неприятно... Я тоже против объединения актеров разных направлений...>

Марат Тарасов, председатель Карельского Союза писателей: <Лучшие актеры Москвы и Питера кочуют по театрам, и любой театр всегда меняется, разделяется, меняет названия, статус, юридическое лицо, здания... Давайте же опираться на существующий у нас театр <Творческая мастерская>, который любит зритель. Увы, но <Боливар не вынесет двоих...>

Людмила Баулина, актриса <Творческих мастерских>: <Хочу обратиться к коллегам. В свое время мы с мужем поработали и там и здесь, приехали сюда из Липецка. Однажды в Русском театре драмы с нами не продлили договор, и мы с группой товарищей ушли. Так появилась <Творческая мастерская>. Понимаю ваше намерение держаться группой. Вы должны сейчас просто решить, что делать. Сама была в подобной ситуации. Сочувствую. Но все в ваших руках...>

В итоговом решении совет по культуре постановил: поддержать реализацию политики правительства республики в области театрального дела; признать создание театра драмы РК приоритетом его развития; сконцентрировать в целях создания театра материальные и финансовые ресурсы; обратиться к Правительству РК с просьбой выделить для театра помещение. Руководителям государственных театров предложено пригласить артистов драмы Музыкального театра в свои труппы. В правительство будет также направлено ходатайство о установлении надбавки к пенсии артистам, имеющим почетные звания РФ и РК.

Оглашения трудного решения их судьбы актеры драмы не дождались - резко высказав свой протест, они ушли с собрания. Куда ушли? Покажет время...

Сергей ЛАПШОВ

Содержание