Карелия официальная. Официальный портал органов государственной власти Республики Карелия
 
  |О Карелии |Символика   | Правовые акты |  Программы | Газета "Карелия" |Справочники |  
Карта портала Поиск Новое на сайте О портале
Ситуация в лесопромышленном комплексе не так однозначна

Сложная обстановка в лесопромышленном комплексе республики вызывает разные толкования, порой, не совсем правильные. Во многом это связано с незнанием обстановки и предысторией ее зарождения. О том, что же все-таки сейчас происходит в ЛПК, и почему возникла сложная финансово-экономическая ситуация, мы беседуем с человеком, знающим отрасль изнутри, во взаимодействии с происходящими процессами в мировой и российской экономике. Наш собеседник – министр лесного комплекса Владимир ЮРЬЕВ.

ПОКА ЭТО БОЛЬШЕ ПОХОЖЕ НА ХАОС

- Уже два года, - говорит он, - мы находимся в процессе реформы лесного законодательства. За последний период времени было три закона, регулирующих отношения в лесу. Это Лесное законодательство 1993 года, Лесной кодекс 1997-го и 2006 года. Мы уже два года пытаемся выстроить всю отрасль в соответствии с требованиями нового Лесного кодекса. Уж слишком много проблем в его реализации.

Сам кодекс изначально был настроен под частную собственность. После того, как общественность выступила против такой позиции, эту норму из Кодекса сняли, но все остальное осталось. Поэтому сегодня и сталкиваемся с противоречиями закона, которые не позволяют реально работать в лесу. В течение года наше министерство занимается приведением в соответствие всей законодательной базы, ориентируясь на ту, которая была разработана на уровне Российской Федерации.

Кодексом предусматривается четырехуровневая система управления. Все процессы, которые будут происходить на территории в рамках лесного хозяйства, развития ЛПК на десять лет вперед, должен регулировать Лесной план. Учитывая, что никто никогда этим не занимался, возникает много проблем по согласованию всех этих процессов в Москве. Причем, согласования иногда происходят субъективно. Те, кто оценивает эту работу, сами не знают, что хотят. Нам дважды пришлось ездить на согласования в Федеральное агентство лесного хозяйства, теперь выносим Лесной план на рассмотрение в Министерство сельского хозяйства Российской Федерации. Только после этого, документ пойдет на утверждение Главе республики.

По каждому лесничеству, это бывшие лесхозы на территории республики, должен быть регламент, определяющий норму пользования, сколько в пределах этой территории ежегодно можно изымать сырья, чтобы пускать его на переработку. Сейчас мы проходим согласование этих регламентов в Департаменте Северо-Западного округа. Третий уровень управления – проект освоения лесов, который должен разработать каждый арендатор. Вместе с проектом, который должен пройти государственную экспертизу в нашем министерстве, он предъявляет декларацию. На основании ее, проекта освоения лесов и договора аренды арендатор будет осуществлять свою лесохозяйственную деятельность.

Однако декларации и проекта освоения лесов еще нет. Проекты появляются на основе регламента, а их еще тоже нет, потому что требования к регламентам были сделаны поздно на уровне России. Все должно идти от Лесного плана «по ступенькам», на самом деле все происходит одновременно, хаотично, в каждом субъекте по-своему.

- В чем проявляются несоответствия, о которых вы упомянули?

- Например, с 2009 года должны быть отменены лесорубочные билеты, лесопользователи переходят на декларацию, то есть, от разрешительного – на заявительный принцип.

Мы ориентировались на то, что лесорубочные билеты будут действовать до 1 января 2008 года. В связи с этим издали соответствующий приказ, о чем письменно известили арендаторов. Были разные мнения, в том числе и такое, что лесорубочные билеты действуют в течение 12 месяцев. Если он выписан 31 декабря, то срок его действия истекает 31 декабря следующего года. Письмо об этом получили из Департамента лесного хозяйства Северо-Западного федерального округа. Тогда мы отменили свой приказ, чтобы лесопользователи могли пользоваться лесом на основе лесорубочных билетов.

19 ноября мы получили письмо уже из федерального агентства, в котором говорится, что лесорубочные билеты действуют только до конца года. Но арендаторам уже выписаны билеты на весь объем лесного фонда, на это потрачено немало средств. Если они не смогут рубить лес с Нового года, то понесут убытки.

Вторая проблема: реформа лесного хозяйства. Отделение хозяйственных функций от управленческих проходит одновременно. В итоге, из 28 лесхозов, которые выполняли рубки ухода, сделали 11 лесничеств, некоторые из них работают в нескольких районах. Сейчас мы увеличиваем число лесничеств до семнадцати, чтобы оно соответствовало количеству административных образований республики.

Лесохозяйственными работами занимается унитарное предприятие ГУП «Леса Карелии», располагающее 10 филиалами. С одной стороны, регионы просили передать полномочия на места. Фактически управление ресурсами имеют три составляющие. Нам отдали только административную в части создания органа исполнительной власти, а финансы и методология (установление самих правил пользования) остались у федерального центра. Все правила едины для всей Российской Федерации и не учитывают особенностей регионов.

Мы каждый год защищаем субвенции, которые должны к нам прийти. Много проблем возникает из-за того, что федеральный центр не взял на себя функции по лесоустройству, проведению лесохозяйственных работ. В законе сказано, что лесохозяйственные работы проводит арендатор, но не говорится о том, что это он делает за свой счет. Лесоустройство всегда было государственной функцией. А потом мы говорим, что предприятия несут убытки. Департамент лесного хозяйства Северо-Западного округа – это не орган, ведущий государственную политику, а контрольно-надзорный. Он осуществляет контроль за исполнением полномочий. Мы не успели еще лесничества до конца создать, а представители Департамента уже пришли с проверкой.

- Владимир Васильевич, полномочия на места переданы. А как обстоит дело с их финансированием?

- На эти цели у нас поступает порядка 500 миллионов рублей в год из федерального бюджета.

- На исполнение каких основных полномочий рассчитаны эти средства?

- На оплату воспроизводства лесов на не арендованной территории. Вы, наверное, знаете, что 80 процентов лесов у нас переданы в аренду, и там эту работу осуществляет арендатор. На остальной территории в этом году воспроизводство лесов проводит ГУП «Леса Карелии». На следующий год тоже объявим конкурс. Также средства тратятся на содержание лесничеств, о которых мы говорили. Понятно, что средства необходимы и на тушение пожаров, и на авиапатрулирование. Кстати, только на авиапатрулирование уходит 72 миллиона рублей.

ПОЧЕМУ ПРИТОРМОЗИЛ ЛПК?

- Лесопромышленный комплекс, как известно, представляет три направления: лесозаготовку, деревообработку и предприятия целлюлозно-бумажной промышленности. Что повлияло на ухудшение ситуации по всем секторам ЛПК?

- Прежде всего, сокращение потребления бумажных мешков отечественной промышленностью, в связи с увеличением потока цемента из-за границы при нулевых таможенных пошлинах. А также рост предложений более дешевой бумажной продукции на рынках, в которых присутствовала продукция Сегежского ЦБК. Всему этому предшествовал достаточно высокий ценовой уровень на продукцию ЛПК, который при отсутствии долгосрочных прогнозов несколько успокоил наши ожидания в продолжение бесперебойной работы и умеренного роста потребления.

В настоящее время почти неожиданно, по крайней мере, для наших аналитиков, произошел обвал рынка потребления. Продолжается непредсказуемый кризис спроса, и делать прогноз более чем на месяц - дело не простое.

Кроме того, происходит кризис с пополнением оборотных средств предприятий ЛПК, в котором наши банки заняли выжидательную позицию.

У предприятий лесозаготовительного комплекса, имеющих углубленную переработку древесины, есть надежда на возможность пережить трудности с минимальными потерями. Но для этого им надо до минимума сократить издержки производства и гибко ориентироваться на сегодняшний спрос на рынке.

Важно, чтобы общество понимало, что в лесу сейчас работает современная техника, идет сокращение численности работников. Это естественный процесс. По-другому быть не может: или мы перевооружаемся и идем вперед, или отстаем и становимся лишними на рынке.

Мы отдали лес в аренду, скажем, «Кареллеспрому». Как он организует работу: своими силами, или привлекает работников со стороны, или объявляет конкурс – это его проблемы. Главное, что он отвечает за последствия работы в лесу. В основном, в наших лесах работают местные жители, приезжих, а тем более, иностранцев, нет. Да, существует вахтовый метод, но это - нормально.

- Население это понимает?

- Начинает понимать. Лет пять назад, к примеру, работники предприятия «Ухтуа лес», проигравшие конкурс на аренду леса, высказывали недовольство тем, что им придется заготавливать его в другом районе. Сейчас они прекрасно работают у шведов, которые стабильно выплачивают хорошую зарплату, платят в бюджет налоги.

- Владимир Васильевич, что происходит в деревообработке?

- Вся деревообработка в Карелии еще с советских времен была ориентирована на экспорт. Когда сегодня говорят, почему продукция не идет на внутренний рынок, ответ прост: да потому что нет внутреннего рынка. Жилье, в основном, ориентировано на панельное строительство. Нет каркасного домостроения, где были бы востребованы деревянные конструкции. Если иметь в виду зарубежные рынки, то с нашей готовой продукцией туда и не пустят. У нас туда шла доска и бумага.

Все процессы в лесозаготовке и деревообработке сопровождались уходом традиционных хозяев. В течение последних двух лет сменилось много владельцев. Если бы в этом бизнесе было все хорошо, то они вряд ли из него ушли, наверное, оставили бы его детям. Предприятия переходили из рук в руки. Безусловно, это тоже негативно отразилось на отрасли. Конечно, лучше иметь дело с профильными хозяевами, с теми, кто понимает, что, кроме приобретения здесь мощностей по лесопилению или заготовке, необходим свой рынок, который он уже имеет.

КАКОЙ ЖЕ ВЫХОД?

Сейчас мы проводим переговоры со всеми производителями на территории республики, с крупными лесопильными и заготовительными компаниями. Уже прошли переговоры с руководством «Кареллеспрома», Кондопожского ЦБК, Шальского и Соломенского лесопильных заводов. В скором времени к нам приезжают руководители Питкярантского целлюлозного завода и предприятия «Запкареллес». До 10 декабря мы должны провести переговоры со всеми по поводу того, как эти структуры собираются жить в следующем году, какие они сохранят объемы производства, что у них будет с сотрудниками, с финансовыми ресурсами. Это позволит выявить общую картину следующего года. Мы планируем выйти к концу этого года на 80 процентов по пиломатериалам и сохранить эти объемы в 2009 году. Это порядка 700 тысяч кубометров пиломатериалов. Планируем также сохранить объемы по производству бумаги и вывозке древесины.

- Какие проблемы сейчас самые главные в лесу?

- Это истощение доступных лесных ресурсов. Проблемы лесного законодательства. Отсутствие у предприятий собственных оборотных средств, низкая потребность внутреннего рынка на продукцию лесозаготовок и лесопиления. Увеличение срока расчетов между заготовителями и потребителями продукции. Рост себестоимости, лесовосстановительные работы, переложенные на плечи арендаторов.

Поэтому мы договорились, после проведения переговоров с крупными предприятиями, всю эту информацию обобщить, и вопросы, которые можем решить на законодательном уровне республики, вынести на рассмотрение в ЗС. Скажем, арендные платежи, которые в Карелии составляют порядка 270-300 миллионов рублей. Необходимо их снижать или вносить изменения по срокам расчетов.

Надо, наконец, решить вопрос по использованию березы, которая в России и в Карелии не перерабатывается. Вроде бы разрешили вывозить ее за рубеж, но в Финляндии ее тоже не берут. Если ее оставлять и вырубать сосну, то происходит замена породного состава и будут в Карелии расти не сосновые леса, а березовые рощи. Суммируя сказанное, отмечу, что надо наметить программу, мероприятия, которые мы должны решить на уровне Правительства, Законодательного собрания, определить инициативы, которые необходимо решить на уровне Российской Федерации. От инициативы одного региона надо переходить к предложениям от округов. На следующей неделе мы едем в Вологду, где состоится большое совещание. Там в рамках Ассоциации Северо-Запад создана рабочая группа по лесу. Как общественная организация, Ассоциация может выдвинуть законодательные инициативы в Государственную Думу.

В ОДНИХ РУКАХ

- Сейчас идет перезаключение договоров аренды. В какой стадии находится эта работа?

- Всего у нас 184 договора аренды. Уже перезаключено 80 процентов. С арендаторами, имеющими долги, причем значительные суммы - до 25 миллионов рублей, провели переговоры и сообщили им о том, что не будем перезаключать договоры, пока они не рассчитаются с долгами по арендной плате. Вопрос остается открытым до конца года.

Основная цель перезаключения договоров – привести их в соответствие с новым Лесным кодексом. Изменений немало. К примеру, те же лесохозяйственные работы раньше не были прописаны. До этого основанием для возможности лесопользования был договор аренды и лесорубочный билет. Теперь же арендатор должен составить проект освоения лесов, который должен пройти государственную экспертизу, после чего арендатор составляет декларацию, что он работает в соответствии с проектом.

- Что хотелось бы сказать в завершение беседы?

- Каким бы это не казалось спорным, но отвечать за государственную лесную политику и ее реализацию должно только одно ведомство в составе Правительства РФ, которое, в качестве федерального органа, уполномочено управлять лесами как федеральным государственным имуществом. Оно должно отвечать не просто за леса, а за все их общественно значимые ресурсы и услуги и за рациональное их использование на протяжении всего жизненного цикла, то есть от воспроизводства и заготовки до переработки и реализации на внутренних и внешних рынках. Государственную лесную политику нужно создавать именно в таком, а не в усеченном и раздробленном по ведомствам виде, где отдельные части не согласованы друг с другом.

Беседу вел
Наиль ШАБИЕВ

Техническая поддержка портала
Создано 3 декабря 2008. Отредактировано 3 декабря 2008.
© Администрация Главы Республики Карелия, 1998-2019
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна.